Русский English Deutsch

ООО ТА «ДжейБиЭс»

346480, Ростовская область, р.п. Каменоломни ул. Энгельса 47 «В» 

Тел:+7 (918) 529-09-62, +7 (903) 437-42-26,

Ковчег завета - миф и реальность (ОУИ Израиль). Часть 2

Поиски Ковчега.

Поисками Ковчега занимались многие — крестоносцы, тамплиеры, иезуиты,

масоны, авантюристы и военные, но пока не повезло никому. И если для большинства местонахождение библейского Ковчега пока остается загадкой, то в эфиопском городке Аксум даже ребенок прекрасно знает, где находится утерянная святыня.

Все перипетии ковчега подробно описаны в книге английского исследователя Грэхема Хэнкока «Ковчег завета». Он приводит очень убедительные доводы в пользу того, что ковчег действительно находится в … Эфиопии! Почему именно там?

В начале 90-х годов прошлого века он потратил на  проверку своей версии нахождения Ковчега в Эфиопии более 10 лет. Причем сам он совершенно не верил в нее, изначально, когда за нее брался, но по ходу своих исследований пришел к выводу, что это вполне может быть реальностью. По его мнению, Ковчег был вывезен из Иерусалимского храма в 600 году до Рождества Христова, так как была опасность его осквернения царем, принявшим язычество. В течение 200 лет святыня охранялась ортодоксальными евреями в Египте, а позже оказалась в Эфиопии, а в 370 году от Рождества Христова Ковчег был перенесен в королевский город Аксум (к принявшему христианство королю), где он хранится и по сей день. Он недоступен никому, кроме одного человека- хранителя Ковчега завета, христианского монаха. Этот человек избирается каждым предыдущим хранителем,  исходя из абсолютной чистоты сердца. Будучи избранным, он может больше никогда не покинуть территорию церкви.

Грэм Хэнкок рассказывает о том, что эфиопы верят, что только мужчина, который совершенно чист и свободен от ореха, может приблизиться к этому предмету.

Эфиопы рассказывали, что ковчег убивал людей, которые не должны были к нему приближаться. Этот предмет, как считают эфиопы со времен Ветхого завета, воплощение самого Бога, место присутствия Бога. Ни одной фотографии ковчега никогда не было сделано, и, вероятно, и не будет сделано. Священнослужитель выходит их часовенки, только периодически, ему туда подается вода и еда. Разумеется, ковчег никогда не выносится и не демонстрируется.

Мог ли вообще Ковчег попасть в Эфиопию? Ведь отсюда до Иерусалима целых 2000 км. Как он преодолел такое расстояние? И почему об этом нет ни слова в Ветхом завете? Эфиопия была хорошо известна древним историкам. Она упоминается в Библии более 38

раз — в писаниях как Ветхого, так и Нового Заветов. В соответствии с библейской традицией Древнего Израиля, Эфиопия описывается как земля «КУШ», расположенная у

«РЕКИ НИЛ» (Быт. 2.13). „Септуагинта“ (греческий перевод Библии) описывает эту же страну под именем „ЭФИОПИЯ“. Многие историки, не принадлежавшие к библейской традиции, также знали об Эфиопии и описывали её географическое положение, локализуемое в землях к югу от Египта и населённых как хамитскими, так и семитскими народами. В древнеегипетской традиции Эфиопия была известна как „ЗЕМЛЯ ПУНТ“, расположенная на краю Света и толкуемая как „Земля Духа“. Гомер (древнегреческий поэт, VIII в. до н.э.) знал об этой исторической стране и её народе, говоря: «Эфиопия —

страна обожжённых солнцем лиц». Геродот (древнегреческий историк, 485-25 гг. до н.э.) хвалил эфиопов как «наиболее справедливых мужей».

Иудаизм. Переход к христианству. Любопытно, что исследователи при изучении истории Эфиопии преподносят такую картину: вот  это есть христианский период

истории, начиная с 4 века н. э. и есть дохристианская культура, как они это называют. При этом совершенно не упоминается о том, что до христианства, как такового, на протяжении довольно длительного периода государственной религией Эфиопии был иудаизм. Этот факт  установлен достаточно достоверно и упоминается в книге КЕБРЕ НЕГЕСТ ( «Слава царей») — универсальной книге эфиопской культуры, в которой своеобразно отразилась эфиопская история с VI по XIV в. Основной объем книги занимают эпические легенды, из которых главные — во-первых, рождение Менилека, сына Соломона, царя Израиля, и эфиопской царицы Шебы (Савской) (970-33 гг. до н.э.) и во вторых, перенесение левитами Ковчега Завета из Иерусалима в Аксум (946-? гг. до н.э.).

Помимо Кебре Негест, имеются другие обширные и достоверные источники, сообщающие, что Эфиопия имела хорошие отношения с народом Израиля.

В соответствии с библейскими источниками, эти связи начались ещё во времена Моисея и продолжались беспрерывно вплоть до эры Нового Завета (Числ. 12:1; 1 Цар. 10:1-13; 2 Chron. 9:1-12; Мат. 12:42; Acts 8:27-39). Источники также сообщают, что помимо

израильского народа только Эфиопия знала и славила всесильного Бога (Бога Авраама), регулярно ему служа. К примеру, псалмопевец говорит: «Эфиопия должна простереть

свои руки к Богу» (Пс. 61:31.68). Эти свидетельства утверждают рьяную набожность народа Эфиопии, основанной на непоколебимой вере во Всемогущего Бога. Даже для

народа Израиля эфиопы представлялись более любезными всемогущему Богу, чем они сами. К примеру, об этом свидетельствует пророк Амос в словах: «Не таковы ли вы мне, как эфиопы, о, народ Израиля?» (Ам. 9:7).

Однако иудаизм очень замкнутая религия, которая категорически отторгает представителей всех народностей, кроме одной. Тогда каким образом она смогла не только закрепиться тут, в сердце Африки, но и подняться до уровня религии государственной

Широкие связи с внешним миром, несомненно, стали причиной одного важного события, которое замыкает собой целый период истории Аксума, называемый дохристианским. Оно произошло в IV в. н. э., в правление Эзаны, занимавшего аксумский

трон в то время, когда это государство находилось на вершине своего могущества. От этого времени сохранилось несколько стел, на которых Эзана увековечил свои завоевания. Он описал аксумские военные походы в глубину Африканского материка, достигавшие даже реки Нил. Но в этих надписях, кроме сведений об экспансии, отразилось и событие другого рода, а именно принятие христианства Аксумом.

Переход к христианству произошел в IV в. н. э., в правление Эзаны, занимавшего аксумский трон в то время, когда это государство находилось на вершине своего могущества. Это был период радикального сдвига в церковной жизни, когда началось декларированное царём становление христианства в качестве государственной религии

Эфиопии. От этого времени сохранилось несколько стел, на которых Эзана увековечил свои завоевания. Он описал аксумские военные походы вглубь Африканского материка, достигавшие даже реки Нил. Но в этих надписях, кроме сведений об экспансии, отразилось и событие другого рода, а именно принятие христианства Аксумом.

Введение новой религии к Эфиопии необычно хорошо зафиксировано.

Первая надпись была написана параллельно на трех языках: греческом, южноарабском и геэз. Но  более поздние надписи Эзаны – уже исключительно на геэз. Это показывает, что престиж данного языка возрастал, делая использование иностранных языков излишним. Эзана провозглашал себя повелителем Юго-Западной Аравии, хотя его записанные военные походы направлялись против повстанцев в пределах либо же на границах его собственного царства. Последняя его надпись повествует о завоевании нубийского царства Мероэ на берегах верхнего Нила, чье могущество совпало с могуществом Аксума, хотя эти два царства имели между собой мало общего и их контакты были весьма ограниченны. Та же самая надпись представляет исключительный интерес, так как Эзана приписывает свой успех в битве не местному божеству «непобедимой Махрем», как было прежде, а „Небесному владыке“ и „Владыке земному“. Это важное изменение в содержании царской надписи указывает на обращение царя в христианскую веру.

Быть может, Эзана предусмотрительно полагал, что время для публичного оглашения по всему царству своего перехода в новую веру еще не настало – старые божества все еще

сохраняли свой авторитет. Но обращение царя засвидетельствовано монетами, отчеканенными во время его правления: на ранних изображены полумесяц и диск, а на

более поздних – уже крест; эти монеты на самом деле были одними из самых ранних во всем мире, несущими на себе этот христианский символ.

История Эдесия и Фрументия.

Сам процесс обращения описал Руфин, почти современный тому периоду римский историк. Можно предположить, что даже если Руфин и не сам лично слышал это  от Эдесия (текст допускает и такое понимание и притом как самое естественное, но не обязывает к нему, то — по меньшей мере — слышал это от слышавших самого Эдесия.

Христианизация Аксума, наследницей которого стала Эфиопия, несомненно связана с именем Фрументия (Абба Салама).

История Эдесия и Фрументия, как она передана у Руфина, представляется в главных чертах в таком виде. Мероний, тирский философ, предпринял путешествие; с

ним находились два его родственника, Эдесий и Фрументий, дети его брата. Во время одной высадки на берег философ был убит, а мальчики были подарены царю индов.

Дальше обыкновенная история на востоке: Фрументий делается любимым рабом, а потом первым министром в государстве, а после смерти царя царица упросила Фрументия управлять государством от имени малолетнего царя; и лишь когда юный царь достиг совершеннолетия, Фрументий и Эдесий могли выпросить себе позволение вернуться на родину. Тогда как Эдессий отправился в Тир и сделался там пресвитером, Фрументий отправился далее в Александрию, где сообщил Афанасию Великому, недавно поставленному на должность епископа, о подготовленности индов к принятию

христианства. Афанасий поставил самого Фрументия в епископы этого народа, ему обязанного начатками христианского просвещения. Попав в плен после захвата пиратами Красного моря, этот юный христианин скоро завоевал доверие правителя и был отпущен на волю. Прибыв в Александрию, он обратился к верховным церковным иерархам с предложением крестить население этой страны. Аксумиты к тому времени хорошо были

известны в восточном средиземноморье как торговый народ, простиравший свои интересы через соседей-арабов до Индии и Китая, правители его славились как мудрые и образованные цари, знавшие язык и культуру «эллинов» птолемеевского Египта. Крестить их было поручено самому Фрументию, и он же стал первым главой Эфиопской Церкви – „абуной“. Вплоть до середины прошлого века носитель этого титула и должности назначался из Египта.

Фрументий — абба Сэлама, первый патриарх Эфиопии — реально существовавшая личность, и приведенный рассказ о постепенной христианизации царского двора, видимо, содержит элементы исторической действительности, а сами абиссинцы называют своего посланника Абба-Салама (Отец мира). Имя их первого христианского правителя Эзаны позабылось в умах большинства, замещенное именами легендарных царей-близнецов Абреха и Ацбеха, но между историей и легендой нет серьезного противостояния. Результатом рукоположения Фрументия патриархом Александрийским явилась, естественно, зависимость Эфиопской церкви от монофизитской церкви Египта – отношение, так до конца и не разорванное до 1958 года.

Фалаша.

В Эфиопии до недавнего времени была достаточно большая община иудеев. Еврейская община Эфиопии бережно сохранила Пятикнижие Моисея, но они ничего не знали о передаваемом изустно Законе, который был кодифицирован только после падения Второго Храма в 70 г. до н.э. Следовательно, за всю историю своего существования эфиопские иудеи не поддерживали контактов с еврейской общиной Святой Земли. А это подтверждает мысль, что евреи — фалаши — потомки тех евреев (как предполагают, колена Дана), которым удалось спастись во время нашествия ассирийцев.

Между прочим, как выяснил Хэнкок, религиозные обряды эфиопских фалаша довольно сильно отличаются от современного иудаизма. И эти отличия указывают на то, что их предки вышли из Израиля как раз где-то  две с половиной – три тысячи лет назад. Правда, по мнению, Хэнкока, это случилось не при Соломоне, а несколько позднее, в 7 веке до н.э, во времена правления царя Манассии, который совершил величайшее грехопадение и

вернулся к поклонению богу Ваалу. Понятно, что левиты, охранявшие ковчег, не могли оставить его в оскверненном храме и вывезли ковчег из Иерусалима.

В книге «Кебра Негест» есть также т легенда о царице Савской, которая основана на рассказе из 1 Цар. 10: 1-13. Это легенда, в вольном пересказе, обогащенная многочисленными дополнительными подробностями, повествует о том, как царица нанесла визит Соломону, приняла его веру, родила ему сына (Менелика I), а также о том, как сын явился к отцу и похитил Ковчег Завета, который был отправлен в Аксум, новый Сион. Его сопровождали старейшины Израиля, которые по приказу Соломона отправились в далекую страну с его сыном Менеликом, ставшего первым эфиопским

царем. Ему была уготована славная судьба. Соломон и царица Савская, считаются в эфиопских преданиях родоначальниками трехтысячелетней династии императоров Абиссинии. Это древнее родство с Домом Давидовым позволило императорам Эфиопии со средних веков до падения монархии в 1974 г. использовать в качестве национальных символов Иудейского льва и шестиконечную звезду, напоминающую о звезде Давида.

О Менелике в Ветхом завете нет ни слова, однако в нем подробно описан визит его матери Царицы Савской к Соломону, который славился не только своей мудростью, но и пристрастием к прекрасному полу. Несмотря на широкую известность повествования о легендарной царице, историки долго считали ее абсолютно вымышленным персонажем.

Однако в последнее время они все больше склоняются к тому, что царица Савская была полнее реальной личностью. И связано это, прежде всего, с находками в Йемене, где археологи обнаружили руины древнего города Мариб, который ныне объявлен столицей государства царицы Савской. Имя прославленной царицы привлекает в Мариб массы туристов, но есть тут одна проблема. В найденных текстах среди имен правителей города царицы Савской нет. Поиск же других вариантов местоположения ее царства приводит как раз в Эфиопию, в древнюю столицу этой страны- город Аксум.

Выдающимся событием в абиссинской христианской истории было прибытие, ближе к концу V столетия, «девяти святых». Считается, что это ученые – сирийские монофизиты, изгнанные из своей родной земли после Собора в Халкедоне, ищущие убежища в стране, чья религиозная вера не противоречила бы их собственной. Именно

они привнесли монастырский уклад (следуя правилам святого Пахомия) в Абиссинию. И именно они перевели Священное Писание с греческого на геэз.

Аксумиты были теперь настоящими христианами. Царь Калеб, правивший в VI столетии, и его сын Габра-Маскал описаны в истории как величайшие поборники веры, и останки их предполагаемых могил-часовен можно увидеть на вершинах холмов вблизи Аксума.Принятие христианства обществом шло не быстро, хотя зачастую христианизацию страны рисуют как единовременный акт во времена правления Эзаны в IV в.н.э.

Как только христианство пустило свой первый корень и обрело почву среди общин, язычество и иудаизм одновременно утеряли свою популярность и постепенно исчезли из поля общественного зрения. После этого языческие храмы, также как и еврейские синагоги, стали использоваться христианскими общинами в качестве церковных строений. К примеру, в этот период радикальных перемен Большая синагога — Сион Аксума — была обращена в Кафедральный собор Эфиопского царства, став средоточием как ветхо-,

так и новозаветных теологических штудий, а также центром культурно-политических исследований древней эфиопской цивилизации. В этой синагоге традиционно хранилась Священная Скиния с Ковчегом Завета, доставленные в Эфиопию Менелеком I — сыном израильского царя Соломона и эфиопской царицы Шевы (Савской).

Неизвестно доподлинно, как все было в Аксуме. Однако кажется вероятным, что принятие христианства -религии монофизитской, следовательно, способствовавшей централизации власти, — по-видимому, представлялось правителям Аксума выгодным с политической и экономической точек зрения. Дошедшие до нашего времени памятники эфиопской письменности, описывающие христианизацию страны, свидетельствуют

именно о том, что аксумские правители обратились к новой вере под влиянием византийских купцов, приняв идеологию экономически и политически могущественной державы, с которой их связывали тесные торговые отношения.

Спокойная обстановка вокруг ковчега была не всегда. В конце концов, и в руки христианской эфиопской церкви он попал не мирным путем, а был фактически завоеван

в ходе кровопролитной борьбы за власть с иудейской общиной Эфиопии, о чем упоминается все в той же старинной рукописи Кебра Негест. А в один из периодов внутренних распрей ковчег как-то  на время даже увозили из Аксума. Не исключен вариант, что имели место попытки вывезти его и за пределы страны. Об этом нет прямых упоминаний в письменных источниках, но есть странные совпадения в целой череде событий, которые косвенно указывают на такую попытку. События эти тесным образом переплелись с судьбой еще одного эфиопского города, который носит имя легендарного царя Лалибелы.

Принц Лалибела родился в 1140 году в древнем городе Роха, входящем сейчас в провинцию Волло. Легенда гласит о том, что над его люлькой мать заметила вьющийся рой пчёл, что по местным повериям означает будущее величие. Именно поэтому новорожденному и дали имя Лалибелла, что означает  «Пчёлы признали его владычество». Однако до момента, когда осуществится это предсказание, юному принцу пришлось ждать достаточно долго. Дело в том, что на эфиопском престоле в то время находился его (Лалибелы) сводный брат Харбай. Опасаясь посягательств на трон со стороны Лалибелы, он попытался организовать убийство соперника. И хотя ни первая, ни последующие попытки не увенчались успехом, молодой принц в возрасте 20 лет покинул Эфиопию и оказался в Иерусалиме. Это было в 1160 году, как раз тогда, когда здесь разворачивал свою деятельность орден тамплиеров. Можно предполагать, что молодой принц познакомился с „Бедными рыцарями Христа и храма Соломона“. И не только познакомился, а рассказал им о том, что именно в Эфиопии находится вожделенный Ковчег Завета. Это, конечно, только предположение. Тем не менее, известно, что когда Лалибела в 1185 году с триумфом возвратился на родину и, свегнув Харбая, занял эфиопский престол, в его свите была группа „белых рыцарей“. Лалибела правил до 1221 года и за это время преуспел во многих областях. Столицей своего государства он сделал родной город Роху, переименованный позднее в его честь в Лалибелу. Почти сразу по возвращении новый правитель занялся обширным строительством. При его правлении в Рохе- Лалибеле было создано одиннадцать прекрасных церквей, с необыкновенным

искусством высеченных в монолитах вулканического происхождения. Кто высекал эти шедевры из камня? Местное предание называет этих мастеров «белыми ангелами».

Если вспомнить необыкновенное искусство тамплиеров-строителей,  о том, что в свите принца Лалибелы при его возвращении на царский престол были «белые рыцари и, что его предшественник Харбай в своё время просил короля Франции и лично папу Александра III наказать „предателей – французов“, „предать смерти“ тамплиеров, то  ответ на поставленный вопрос долго искать не потребуется. К тому же имеются и прямые признаки пребывания тамплиеров на земле Эфиопии в период царствования Лалибелы. По мнению Хэнкока, на присутствие тамплиеров в Лалибеле указывает наличие тут их

фирменного знака-эмблемы тамплиеров в виде креста с расширяющимися окончаниями, так называемого «круа патэ»- форма креста в качестве своего символа. Что их к этому подтолкнуло? Единственным вариантом ответа может быть, что они каким-то образом связали этот символ с ковчегом завета.

Лалибелла со стороны поиска какой либо высоко развитой цивилизации, вроде бы не представляет никакого интереса, потому что все это датируется 12 веком. Но есть ряд моментов, которые не вписываются в принятую общеисторическую версию. Все храмы Лалибеллы высечены в мягкой скальной породе. Однако, если вырубается маленькая часовня или храм в скале, либо какая- то пещера приспосабливается для религиозных обрядов, даже пусть христианских, это одно. Но когда возникает целая система храмов, которые не просто расположены сами по себе и не только связаны между собой системой переходов, в том числе и подземных, а именно как сама религиозная идея. Потому что, например, храм святого Георгия, имеет форму креста, который виден только сверху. Храмы имеют несколько уровней по высоте, целую систему входов, выходов, внутренних помещений. Создается впечатление, что они построены. На самом деле, они высечены.

Согласно местным преданиям, до восшествия на престол император Лалибела находился в Иерусалиме, где был вознесен на небо, увидел небесные храмы и получил задание (или захотел сам) создать их копии. По легенде, он решил создать свой собственный священный город в уединенных горах. Десять церквей были построены на берегах реки, названной теперь Иорданом. Из Иерусалима и Александрии достали искусных каменотесов, подкрепили их местной рабочей силой и посланными Богом ангелами, работавшими по ночам. Говорят, будто после смерти Лалибелы в 1212 году его вдова построила в память о нем одиннадцатую церковь. После прихода к власти он обучил нескольких мастеров полученному на небесах знанию методов строительства и поручил им возглавить стройку. Днем над созданием храмов трудились люди, а ночью — ангелы.По версии Хэнкока, этими «ангелами» были тамплиеры, с которыми Лалибела сошелся в Иерусалиме и которые прибыли в Эфиопию в поисках Ковчега Завета.

Все версии вызывают сомнения. Объем вынутой породы просто огромен. Ведь надо было не только обозначить храмы по периметру, но и вынуть материал изнутри. Да сделать еще массу рвов и отводных каналов для предохранения храмов от стекающей с окрестных возвышенностей воды. На это должно было уйти никак не 23 года, а как минимум на порядок больше. Как то совершенно это не вяжется, особенно если вспомнить, например сколько  строились соборы в Европе--по 150 -200 лет, а здесь, в

одном месте, во время правления одного царя вдруг сразу возникает 11 храмов, что поразительно. По сути, получается, что храмы Лалибелы появились как бы вдруг.

Крестовые походы.

Другая загадка истории связана с событиями уже конца 12 века, событиями знаменитых крестовых походов. В это время имел место один очень странный факт. Царь Эфиопии направляет письмо к папе римскому с просьбой, скорее это почти требование, отдать в ведение эфиопской церкви алтарь и передел Храма гроба господня в Иерусалиме. Где находится Иерусалим и где находится Эфиопия? Папа Римский ответил отказом. Но когда Иерусалим был захвачен султаном Салладином, то Салладин буквально

через 2 года после захвата Иерусалима, выполнил эту просьбу или требование эфиопов. С чего вдруг? Это совершенно две разные ветви, две разные религии, и Салладину было,

может, не до того, чтобы лезть в дела эфиопской церкви. Но с другой стороны, пусть мусульмане не считают Христа сыном Божиим, пусть в их глазах он только пророк, но

достаточно великий пророк. И почему вдруг контроль в Храме Гроба Господня они отдают эфиопской церкви? И почему эфиопская церковь считает. Что они имеют право притязать вообще на столь священное место?

Храм Гроба Господня в Иерусалиме широко известен еще и тем, что тут ежегодно происходит одно из неподдающихся пока научному объяснению чудес- снисхождение благодатного огня, который возникает, как бы ниоткуда и первые мгновения не обжигает своим пламенем. В глазах представителей совершенно разных религиозных конфессий, снисхождение благодатного огня, является одним из подтверждений существования Бога, в том числе и для мусульман. Однако Салладин всё-таки отдает контроль за столь священным местом эфиопской церкви.

Странная ситуация и одной политикой это не объяснить. Видимо, существуют какие- то межрелигиозные тонкости, нюансы, которые наталкивают на мысль, что эфиопская церковь имела право, на подобное требование. Чем она могла подкрепить это право? Давностью государственности своей религии? Но для мусульман это не имело никакого значения. Какой- то огромной армией, которая была бы угрозой для мусульман, Эфиопия тоже не обладала. В общем, здесь довольно странная ситуация. И одним из вариантов, как бы авторитета эфиопской церкви в глазах того же Салладина, запросто могло быть обладание эфиопами ковчега завета, который тоже имел ценность для него. То есть, обладание священной реликвией, соответственно, это милость Бога ли Всевышнего в глазах мусульман, соответственно, и авторитет людей, кто имеет эту милость.

Тамплиеры – Храмовники. Так их называли и называют в литературе, в быту. И мало кто знает, что полное официальное название ордена звучит так: «Бедные рыцари Христа и храма Соломона».

Сначала несколько общеизвестных дат и фактов. Орден «бедных рыцарей Христа и храма Соломона» был основан в 1119 (по другим данным в 1118) году, спустя 20 лет после захвата Иерусалима крестоносцами. Основателями ордена были французский дворянин Гуго-де Пейен (его первый Великий магистр) и восемь других французских рыцарей.

Обычно рыцарские ордена создавались с конкретной целью: помощи паломникам, для ухода за больными, с целью борьбы с ересью …

Формально главной задачей ордена тамплиеров была защита христианских паломников от нападения разбойников и сарацинов. А также организация безопасной доставки грузов от порта Яффа до города Иерусалима. Так значилось в официальном

уставе ордена. Но задумаемся: что могут сделать в этом отношении 9 человек; да и зачем ставить себе такую трудно выполнимую задачу, если для ее выполнения уже существует

гораздо более древний и более крупный военный орден рыцарей Святого Иоанна Иерусалимского? Совершенно ясно, что они (тамплиеры) последовали в Эфиопию за претендентом на престол принцем Лалибелой, отнюдь, не для того, чтобы строить там

церкви. А зачем?

И ещё одно: как сочетать официально объявленную цель тамплиеров с тем, что первые семь лет существования ордена его рыцари не покидали места своей дислокации — Храмовой горы? Странным представляется также тот факт, что вновь созданному,

малочисленному, и ещё совсем никому не известному ордену для его штаб-квартиры руководителем крестоносного воинства царём Иерусалима Болдуином была предоставлена «для исключительного пользования значительная часть бывшей мечети (Аль-Акса), преобразованной им в царский дворец…, а также её  (мечети) внешние строения, прилегавшие к знаменитому „Куполу из камня“ и входившие в пределы когда-то  стоявшего там храма Соломона» 1.

Значит, была и другая, неофициальная цель, для достижения которой необходимо было предоставить вышеназванные привилегированные условия.

Вот что пишет по этому поводу Г. Хэнкок:

«Чем больше я размышлял над очерёдностью событий, тем вероятнее представлялось мне, что Гуго и граф-де Шампань могли во время своего паломничества в 1104 году услышать о том, что ковчег завета мог быть спрятан где-то  внутри Храмовой горы. Если это так, рассуждал я, тогда не могло ли случиться, что они составили план поиска священной реликвии? И не объясняет ли это ту решительность, с которой девять рыцарей взяли под свой контроль Храмовую гору в 1119 году, как и многие другие странности, их поведения в первые годы существования ордена?» 2

Учитывая значимость Ковчега Завета и те дивиденды, которые могли последовать в случае положительного решения такой задачи, можно понять и смысл создания ордена. Судя по тому, что Ковчег Завета на Храмовой горе не обнаружился, задача, поставленная перед девяткой (если такая задача действительно была поставлена?) тоже решена не была.  Впрочем, могли быть и иные задачи. «Согласно одному мистическому труду, в котором делалась попытка определить, чем действительно занимались тамплиеры в Иерусалиме1119-1126 годах, «истинная задача девяти рыцарей заключалась в том,

чтобы заполучить определённые реликвии и рукописи, содержащие суть тайных догматов иудаизма и Древнего Египта, некоторые из которых могли быть доставлены туда во времена Моисея… Не приходится сомневаться в том, что (они)

выполнили эту частную задачу, и что полученное таким образом знание передавалось из уст в уста в тайных кружках ордена» 1.

Израильский учёный-публицист Рафаил Нудельман в своей книге «Библейская археология. Научный подход к тайнам тысячелетий» пишет об опасениях Соломонидов, что Ковчег рано или поздно будет увезён тамплиерами в Европу, подтолкнули их спешно отправить делегацию к европейским монархам и папе и предупредить, каким

могуществом будут обладать тамплиеры, если овладеют Ковчегом Завета.

В 1306 году впервые в известной истории в Европу прибывает очень представительная делегация из Эфиопии, которая предстает перед папой Клементом V. И ровно через год, именно при поддержке и во многом при инициативе Клемента V

происходит разгром ордена тамплиеров в печально известную пятницу 13.10.1307 года. Имела ли к этому разгрому делегация от эфиопского царя? Если имела, то чем могли его так разозлить тамплиеры? Одновременно преследования тамплиеров развернулись почти во всех европейских странах. Эта грандиозная единовременная акция до сих пор вызывает недоумение ряда историков. Что спровоцировало эти репрессии?

И была ли в планах эфиопских тамплиеров кража ковчега завета? И какая судьба их постигла? Вряд ли мы узнаем когда-нибудь  ответы на эти вопросы.

И все же интересный факт привлекает внимание- именно Лалибела получает в 1189 году согласие султана Салладина на передачу эфиопской церкви контроля над храмом Гроба Господня, захваченного мусульманами в Иерусалиме. И происходит это в самый разгар третьего крестового похода. Следующий, четвертый крестовый поход, который начался в 1201 году, организуется вовсе не для освобождения Иерусалима от мусульман, а для похода совсем в другую сторону, на Египет. И только благодаря тому, что влияние

тамплиеров на руководство крестоносцев оказалось слабее влияния со стороны Венеции, имевшей свои интересы, удар четвертого крестового похода пришелся не на Египет, а на Византию. Однако пятый крестовый поход в 1217 году вновь планируется для похода не

на Иерусалим, а на Египет. Крестоносцы захватывают на египетском побережье крепость Дамьетту, которая считалась до того неприступной. Их удар настолько сокрушителен, что египетский султан в обмен на перемирие предлагает отдать им Иерусалим, сердце святой земли. И тут происходит совсем уж странное событие- крестоносцы не принимают этого предложения. Они тянут время, ожидая подкрепления со стороны Фридриха Второго для продолжения похода на юг, в сторону Каира. Фридрих Второй не выполняет своих обещаний, султан собирается с силами и выбивает крестоносцев из Египта. Но даже на закате крестовых походов, когда мусульмане захватили все территории на святой земле, когда крестоносцы осели на Кипре, и когда сами походы свелись только к небольшим

стычкам за контроль за островами в Средиземном море, крестоносцы стремились не на восток, в Иерусалим, а на юг, в сторону Египта.

Трудно предположить, что у крестоносцев было так плохо с географией и они просто перепутали восток с югом. Все эти странности можно объяснить только одним-крестоносцы рвались именно на юг, потому, что через Египет лежал путь в Эфиопию. Видимо, тамплиеры, которые помогли Лалибеле взойти на эфиопский трон, убедились

в том, что ковчег завета действительно находится в Эфиопии. Или поверили в то, что он здесь находится. Или нашли тут еще настолько интересное, что заставило крестоносцев изменить основные цели своих походов.

Любопытная деталь. В храме Христа Спасителя, который находится в Лалибеле есть три прямоугольных углубления, эфиопы считают, что тут были захоронены три библейских патриарха. Хорошо, если учесть, что тамплиеры помогли взойти на трон Лалибеле, они

вполне могли перевезти сюда и останки действительно библейских патриархов. Например, тех, кого они нашли в недрах Храмовой горы в Иерусалиме. Ведь именно из Иерусалима они сюда и пришли.

Но можно выдвинуть и еще более неожиданную версию. Известно, что Моисей вывел евреев из Египта в Израиль, однако Израиль земля обетованная, завещанная

евреем Богом. А где их родина? Подавляющее большинство историков евреев юг Междуречья, но это только предположение. По сути, окончательного ответа на этот вопрос нет. Между тем, в Книге чисел говорится о том, что Моисей был женат на эфиопке. А еврейский историк Иосиф Флавий утверждает, что Моисей в период между своим 40- и 80-летием жил некоторое время в Эфиопии. Что бы ему тут делать? Впрочем, если кого уж сильно смущает родина евреев в Эфиопии, для объяснения захоронения трех патриархов в храме Христа спасителя в Лалибеле, версии тамплиеров вполне достаточно.

Однако ее совершенно недостаточно для объяснения фантастически малых сроков создания целого комплекса храмов. Даже присутствие тамплиеров в процессе строительства храмов никоим образом не объясняет такой скорости строительства. Ну что

могла сделать горстка храмовников? Каким бы интеллектом не обладай, но физической силы это не добавит. Вот здесь возникает вторая версия: а строил ли Лалибела все? Может быть, он достраивал только то, что уже стояло? Может, нижний ярус это как раз его работа? А верхний ярус был сделан задолго до него. Потому что с чего вдруг, Лалибела, имея Аксум уже как столицу мощного государства, имея там достаточно неплохие сооружения, те же каменные стелы, которые говорят о достаточной святости места и т. д., вдруг бросается в какую –то Лалибелу? В захудалый городишко, ведь он как

был захудалым городишкой, так и остался. Он был столицей только во время правления этого царя. Совершенно непонятная логика. А легенда, между тем, говорит о том, что Лалибеле мысль о постройке храмов именно в этом месте не пришла в голову самому. Ему это внушили, грубо говоря, на небе. Судя по его жизнеописаниям, ему пришлось пережить что- то вроде клинической смерти. И то ли в этом состоянии, то ли в состоянии дальнейших молитв, которые он в Иерусалиме произносил, у него было откровение, в котором, якобы, ему было указано место, где нужно сделать эти храмы и в том числе был

указан способ создания этих храмов. Вот с точки зрения способа создания – что там можно было придумать?

В общем-то,сколько способов не передавай, но выше технологий своего времени т все равно не перепрыгнуть. Но с точки зрения места- это вполне могло быть указание места, где надо было, например, произвести раскопки и, например, улучшить либо углубить то, что там уже было. Это как версия. Но внешний вид того, что там есть, он наводит, в том числе и на эту идею. Более того, не очень качественное состояние даже верхней части, может объясняться и не тем, что плохо выполнены работы, а тем, что прошло достаточно много времени с момента создания верхней части- вовсе не 800 лет, как описывает нам история, а гораздо больше.

Тамплиеры, которые уже имели опыт археологических раскопок на Храмовой горе, конечно же могли помочь Лалибеле в организации работ по расчистке древних сооружений. И возможно даже по их достройке.

Французский языкТогоИзраиль 

16.04.2014, 1889 просмотров.